Авторизация
На главную
EXPOCLUB.ru   
Всего в базе: 8939 мероприятий

EXPOCLUB.ru —
международный
выставочный портал

Новости

Минус на плюс: что поможет экономике восстановиться после па...

Минус на плюс: что поможет экономике восстановиться после пандемии

21.04.2020
21-04-2020-23.jpg

В России стартовала четвертая и, возможно, не последняя неделя самоизоляции. Эпидемия коронавируса затронула почти все страны мира, вынудив их принимать стрессовые решения: закрывать границы, останавливать производство, запирать в ангарах самолеты и переводить школьников и студентов на дистанционное обучение. Сдерживать распространение инфекции в России удается благодаря беспрецедентным усилиям врачей и консолидации всех сил и резервов, в том числе финансовых.

По оценке Минфина РФ, общий объем поддержки населения и экономики в условиях пандемии обойдется более чем в 6,5% ВВП. Корреспонденты портала «Будущее России. Национальные проекты» поговорили с властями и экспертами и разобрались, есть ли в российском кошельке средства на борьбу с вирусом, коснется ли экономия нацпроектов и для чего нужно «разбрасывать деньги с вертолета».

Цена форс-мажора

Антикризисные меры правительства наверняка потребуют пересмотра расходных статей бюджета, уверены аналитики и эксперты, опрошенные корреспондентами портала. В 6,5% ВВП, объяснял глава Минфина Антон Силуанов, входят меры поддержки и населения, и отдельных отраслей. Социальный блок поддержки включает в себя не только строительство новых инфекционных центров, переоборудование медцентров и закупку медицинской техники. Значительная часть средств пойдет на поддержку тех людей, кто не заболел, но все же пострадал от пандемии.

Самая главная задача сегодня — максимально сохранить финансовое благополучие людей и не допустить масштабной безработицы, уверен директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний Высшей школы экономики (ВШЭ) Георгий Остапкович. На это нацелены меры, объявленные президентом РФ Владимиром Путиным еще в конце марта: выплаты по больничным листам исходя из МРОТ, а не из стажа (это позволит увеличить «стоимость» больничного для молодых специалистов), увеличение пособия по безработице до 1 МРОТ, а также досрочный старт выплат на детей от трех до семи лет.

«Ничего страшного, что ВВП упадет, сократятся производство и количество выпущенных станков и машин. После каждого кризиса наступают подъем и бум, мы всю эту продукцию компенсируем. Но главная проблема для экономической безопасности — это потеря рабочих мест, то есть безработица, и снижение реальных располагаемых доходов, то есть автоматический переход населения в зону бедности», — уверен экономист.

Около четверти россиян заняты в секторе малого и среднего бизнеса, а именно он пострадал от пандемии больше всего. Компании вынуждены замораживать свою деятельность, но остаются должны по кредитам и аренде, обязаны выплачивать зарплаты. Как следствие — крах отрасли, если она не справится с давлением, приведет к всплеску безработицы.

Власти стараются не допустить этого сценария, инвестируя значительную часть антикризисных средств в поддержку МСП. Предпринимателям гарантировали полугодовую отсрочку налоговых платежей (кроме НДС), снизили до 15% размер страховых взносов, предложили беспроцентные кредиты на выдачу зарплат сотрудникам, льготные кредиты на пополнение оборотных средств и даже «прямую безвозмездную финансовую помощь со стороны государства», как заявил Путин. Но последний вид поддержки смогут получить только те работодатели, кто сохранит не менее 90% своего штата. Еще 200 млрд рублей помощи будет направлено в регионы.

Эксперт ВШЭ уверен, что бюджет России позволяет осилить объявленные меры поддержки (и даже большие).

«Сейчас обсуждается вопрос, нужно ли „с вертолета раздавать деньги“. Я считаю, что нужно это делать. Если мы поддержим людей деньгами, они через два-три года все это вернут в виде налогов, потому что смогут остаться на своей работе. Мы сможем вернуть эти деньги и с точки зрения улучшения производительности труда. Увеличение численности людей за чертой бедности, напротив, даст нам только социальную турбулентность», — говорит Остапкович.

В свою очередь, профессор Института государственной службы и управления РАНХиГС Людмила Берестова считает, что всего комплекса объявленных социально-экономических мер будет недостаточно, чтобы компенсировать сфере услуг и населению потери от снижения потребительского спроса и деловой активности, а также помочь высвобождаемым работникам в крупных и средних городах:

«Видимо, потребуется расширение программ поддержки с помощью новых решений правительства и региональных органов власти в зависимости от глубины и динамики кризиса, а также от успешности борьбы с вирусом. Но важно не забывать: чем больше будет финансовых вливаний и льгот, тем явственнее будет возникать вопрос, кто же за все в итоге заплатит».

Тратиться на поддержку и восстановление экономики приходится всем странам, столкнувшимся с коронавирусом. Директор Центра региональной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Владимир Климанов напоминает, что американский конгресс одобрил пакет стимулирующих мер в $2 трлн (9,3% ВВП США), а общий объем антикризисных мер в Италии, Франции и Германии превышает одну пятую ВВП этих стран. На таком фоне объем антикризисного пакета в Росси можно считать небольшим, полагает он.

С другой стороны, нужно понимать, что многие страны представляют свои планы и оценки антикризисных мер в виде процентов ВВП, но в действительности это скорее «хороший пиар» и удачное переклеивание этикеток на расходах бюджета с обычных на антикризисные.

«Большинство стран говорят о расширении фискальных дефицитов только на 1–3% к ВВП в 2020 году, даже 4–5% — большое исключение. Поэтому мы бы не стали принижать усилия российского правительства, меры поддержки пока смотрятся пропорционально», — говорят аналитики компании «Ренессанс Капитал» по России и СНГ Софья Донец и Андрей Мелащенко.

Эффект двух черных лебедей

Несмотря на то что большинство опрошенных порталом экспертов не сомневаются, что средства на борьбу с последствиями коронавируса найдутся, получить в этом году плюсовой бюджет с профицитом 900 млрд рублей, как рассчитывал Минфин, вряд ли выйдет.

«Сейчас, конечно, к нам прилетели два черных лебедя одновременно: коронавирус и снижение цен на нефть», — говорит Остапкович.

Эксперты, опрошенные корреспондентами портала, дают разные оценки дефицита бюджета в этом году — от 4 до 7% ВВП и даже до 10% при самом неблагоприятном сценарии. Такой разброс в оценках объясняется высоким уровнем неопределенности: никто не знает, когда завершится коронавирусный кризис, остаются вопросы и по развитию ситуации на мировом рынке энергоресурсов.

Тем не менее аналитики рассчитывают на восстановление экономики во втором полугодии. Так, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах считает, что ВВП России в базовом сценарии по итогам года может упасть на 3% и базовый сценарий предполагает восстановление с июля по декабрь.

Софья Донец и Андрей Мелащенко считают, что Россия сегодня является одной из немногих стран с развивающимися рынками, которые в этом году «имеют все шансы» избежать ухудшения рейтинга кредитоспособности, определяющего, способна ли страна справиться со своими финансовыми обязательствами.

«Фискальная позиция остается весьма устойчивой благодаря накопленным резервам, действующим бюджетным стабилизаторам и низкому уровню государственного долга», — говорят аналитики.

Нацпроекты как возможность для финансового маневра?

Двухмесячный простой производства обернется для российской экономики прямыми потерями примерно в 5 трлн рублей, подсчитал Климанов. Тем не менее отличие от прошлых кризисов — на этот раз у России достаточный запас прочности, считает экономист, и приводит оценку в 18 трлн рублей свободных средств в распоряжении федеральных и региональных органов власти.

Большая часть этих денег сосредоточена в Фонде национального благосостояния (ФНБ), и деньги фонда сейчас тратятся согласно бюджетному правилу — на пополнение бюджета в условиях низких цен на нефть.

«Пересмотр и федерального, и региональных бюджетов будет необходим», — констатирует эксперт и признает, что сокращения объемов финансирования «по тем или иным статьям федерального бюджета» не избежать.

Эксперты РАНХиГС и ВШЭ, опрошенные корреспондентами портала «Будущее России. Национальные проекты», выразили уверенность, что под сокращение бюджетных расходов подпадут национальные проекты.

«Нацпроекты будут пересматриваться по рейтингу необходимости, то есть в приоритете будут проекты, которые направлены на обеспечение людей. Возможно, их не будут сокращать. Но сегодня ситуация не позволяет выполнить все нацпроекты в том объеме, как было запланировано. Это нормально, у нас форс-мажорные обстоятельства», — говорит Остапкович.

Антон Табах полагает, что национальные проекты «Здравоохранение» и «Демография» могут быть не только не сокращены, но и, напротив, усилены.

Перенаправление части средств с нацпроектов на «противовирусные» расходы аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович считает возможным: это позволит удержать в экономике совокупный спрос. Экономисты компании «Ренессанс Капитал» отмечают при этом необходимость поддерживать инфраструктурный рынок:

«Мы ожидаем, что средства, зарезервированные на выполнение национальных проектов в этом году, могут быть направлены на поддержку транспортного и инфраструктурного секторов, пострадавших от кризиса, поддержку крупных производителей и, конечно, экстренные расходы в сфере здравоохранения».

На нацпроекты в 2020 году, согласно бюджетной росписи, планировалось направить 2,278 трлн рублей, и из них на 1 апреля уже было освоено 357,4 млрд рублей, сообщал ранее портал «Будущее России. Национальные проекты», основываясь на данных Счетной палаты РФ. В пользу антикризисных мер из национальных проектов на год могут изъять порядка 200 млрд рублей, в свою очередь писал «Коммерсантъ» со ссылкой на имеющиеся в распоряжении газеты данные Минфина.

Тем не менее помощник президента Максим Орешкин сообщил, что в целом национальные проекты останутся для России приоритетом.

«Национальные проекты сохраняются, они будут донастраиваться, правительство уже это делает», — заявил он в эфире программы «Москва. Кремль. Путин».

Минфин, как и большинство ведомств, опрошенных порталом, не стал комментировать вопросы перераспределения средств. В пресс-службе Минприроды порталу сообщили, что с начала развития ситуации с коронавирусом в России они не исключали возможности корректировки нацпроекта «Экология». «Сегодня, когда остро стоит вопрос безопасности страны, здоровья и жизни россиян, если будут необходимость и решения правительства, финансовые средства могут быть перераспределены на чрезвычайные нужды. В настоящий момент все запланированные в этом году мероприятия выполняются с поправкой на действие противоэпидемиологических норм», — отметили в министерстве.

Эксперт экологической площадки Общероссийского народного фронта Александр Коган с пониманием относится к ситуации в стране, но все же напоминает, что мероприятия экологического нацпроекта напрямую влияют на здоровье людей.

«От того, насколько наши шаги будут целенаправленными и непрерывными, зависит качество воздуха, которым мы дышим, и воды, которую пьем», — говорит эколог.

По данным «Коммерсанта», наибольшему урезанию могут подвергнуться национальные проекты по цифровой экономике и экспорту. В Минпромторге, Минкомсвязи и в Российском экспортном центре порталу не стали комментировать возможный секвестр. При этом, по мнению генерального директора АНО «Цифровые платформы» Арсения Щельцина, могут претерпеть изменения задачи, которые были заложены в цифровой нацпроект: на смену «фундаментальным инфраструктурным проектам» могут прийти те, что призваны улучшать жизнь россиян в самоизоляции.

«Это такие проекты, как сервисы коммуникации с больными, сервисы оповещения и информации, обновление образовательных платформ, поддержка цифровых решений для промышленности, системы безопасности», — считает он.

Один из самых защищенных от сокращений нацпроектов — «Демография», уверен профессор Финансового университета при правительстве РФ, экс-замглавы Минздравсоцразвития России Александр Сафонов. Нацпроект фактически получил дополнительную поддержку после объявления президентом в январе этого года глобальной социальной программы по преодолению сокращения численности населения.

Тем не менее Сафонов не исключает пересмотра приоритетов внутри программы.

«Возможно перераспределение средств, зарезервированных для проведения диспансерных обследований лиц старшего поколения, поскольку в условиях карантина реализовать эту часть программы „Старшее поколение“ невозможно. Поэтому логично неиспользуемые ресурсы направить на помощь заболевшим коронавирусом. И частично придется отложить ряд мер в области содействия занятости», — считает он.

Антон Табах в целом не поддерживает вариант секвестра бюджета, но одобряет оптимизацию расходов. И напоминает, что существуют и другие возможности для покрытия антикоронавирусных затрат, такие как использование средств ФНБ не только через компенсацию выпадающих нефтегазовых доходов, но и — с учетом чрезвычайных условий — «просто на «поддержку штанов». Он также напоминает, что у России сверхнизкий уровень госдолга, и предлагает рассмотреть выпуск облигаций федерального займа с последующим их выкупом Банком России — это, по его мнению, также может дать необходимый ресурс без инфляционных последствий.

futurerussia.gov.ru


К списку новостей

АКТУАЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ
ПОКАЗАТЬ ВСЕ


Вернуться назад